официальный сайт регионального отделения

News

[05.03.2005]
Не ведают, что творят
Автор: 
Александр Рудницкий
«Мы живем во время, когда великими державами правят простые люди». Михаил Жванецкий Федеральная власть, прикрывая ошибки «монетизации льгот», противопоставляя друг другу интересы различных групп населения, продолжает раскол общества. Радикализм действий властей - симптом ее некомпетентности. Абсолютная безответственность правительства и представительной власти лишает любые реформы какой-либо перспективы. В прошлую субботу «Единая Россия» в лучших советских традициях провела в 77 регионах митинги в поддержку социальной политики Правительства и Федерального закона №122 о «монетизации льгот». Правящая партия еще раз продемонстрировала, что административный ресурс заменяет ей отсутствие и компетентности, и совести. Маскируя собственные ошибки и провалы, федеральная власть противопоставляет интересы различных группы населения, неизбежно дестабилизируя общество. Новый год начался со столкновений пенсионеров и кондукторов, несанкционированных митингов и пикетов, избиений стариков, защищающих свои конституционные права, угроз представителей власти организаторам этих акций, которых они называют провокаторами. Региональные власти обвиняются в нерасторопности или даже злонамеренном срыве исполнения замечательного и очень нужного закона. Виноваты все, кроме Правительства, Федерального Собрания и Президента, принявших этот закон, не только не продумав его последствий, но даже не оценив количества льготников, имеющих право на компенсации. Услужливые политологи сразу обнаружили виновных - оппозиционные партии и население, молча наблюдавшие прохождение закона, а в январе вышедшие с протестами на улицы [1]. Когда запугивания и штрафы не помогли и массовые акции протеста продолжались, власть отступилась от монетизации, выдав проездные билеты льготникам за символическую сумму около ста рублей. Но инвалиды по слуху и зрению по-прежнему лишены жизненно необходимой им аппаратуры, система обеспечения протезами инвалидов-колясочников административными приемами введена в ступор, лишены компенсаций чернобыльцы... Интересно, что никаких экономических, даже просто разумных причин для отказа от социальных обязательств у государства нет. Несмотря на стенания об отсутствии средств, по словам Президента, расходы бюджета на финансирование льгот возросли в этом году в шесть раз («Известия», 23.12.04). Стратегия ограбления самых нищих слоев населения основана на большевистском пренебрежении интересами людей и убого понятой идее либерального рынка, замешанных на болезненной скупости. Это не удивительно - наши либерал-большевики идеи либерализма осваивали в ВПШ или на лекциях по научному коммунизму. Поэтому, считая необходимой модернизацию социального обеспечения России, они признают безусловно (!?) необходимой «монетизацию льгот» [2]. Но убедительных доказательства этой безусловности нет. Нас пытаются убедить, что благодаря популистской политике прежней власти у нас слишком много льгот и льготников. Что предусмотренные законом льготы люди все равно не получают. Что средств в бюджете на их финансирование нет. Что натуральные льготы, наконец, ставят людей в неравное положение. Что люди сами вправе решать, на что их тратить. Денег не хватает, тогда зачем же было так спешить со столь затратной реформой? За мнимые льготы люди не вышли бы по всей стране протестовать на мороз. Если треть населения страны живет ниже уровня бедности, то натуральные льготы - единственный способ обеспечить людям минимальные социальные гарантии. Как человек, получающий две-три тысячи рублей в месяц, может сам оплатить операцию стоимостью в несколько десятков тысяч долларов или покупку дорогостоящих лекарств? Или все по-честному? Государство, правопреемником которого является Россия, всю жизнь грабило своего гражданина, а теперь ему представляется выбор, либо не покупать семье два килограмма мяса в месяц, либо, заболев инфарктом или раком, лечить их аспирином! Но на выбор способны только люди, живущие достойно. Наших законодателей не интересует, почему во всех цивилизованных странах с развитым рынком и обеспеченным населением существуют натуральные льготы, как в них работает третий сектор с развитой и эффективной благотворительностью, в значительной степени снимающий заботы государства в социальной сфере? С другой стороны, в этих странах исключается какая-либо связь министров с коммерцией в сфере их профессиональных интересов [3]. Все это (а также свобода слова и независимый суд) обеспечивает соблюдение прав граждан и составляет фундамент либерального рынка, основанного на уважении личности. Наши власти все это не интересует, и они небескорыстно твердят одно либеральное слово "монетизация". Они по прежнему беспокоятся только о "государственных интересах" и решают, например, что выделение средств на лечение СПИДа и детской онкологии - это благотворительность, а взрослой онкологии и инсультов - чистой воды коммерция. Они озабочены, как контролировать и ограничить число зарубежных благотворительных фондов и граждан, желающих помочь нашим людям, не в состоянии поверить в чье-то бескорыстие, и запрещают даже органам власти субъектов федерации участвовать в благотворительности [4]. И эта антигуманная практика называется либерализмом! Они зомбированы советской пропагандой о платном высшем образовании в Америке, но ничего не слышали о системах кредитования и благотворительности, позволяющей учиться в ней тысячам студентов со всего мира, в том числе и из России. Их не волнует, что в результате перехода к платному образованию дети учителей, врачей, научных сотрудников не смогут учиться в вузах России. Зато их проще будет брать в армию, которая, по словам Президента, получит право определять, студентам каких институтов будет представляться отсрочка от службы. Но вернемся к "монетизации". Председатель Совета Федераций Сергей Миронов сделал беспрецедентный в российской политике шаг - он признал ошибки руководимой им палаты и принес извинения за свои личные упущения при утверждении Закона №122, заверил, что больше он такого не допустит. Михаил Фрадков, узнав в Государственной Думе, «что думает о Правительстве народ», тоже с энтузиазмом взялся исправлять ошибки - свои и своих министров. Правда, жалеет он не федеральных льготников, которые не могут получить лекарства, а Михиила Зурабова, который так переживает [5]. Сам Михаил Зурабов новый год начал с публичных призывов наказать виновников «сбоев». Но другая половина власти занята симуляцией общественного мнения, и ее действия никак не связаны с первой. Одному проценту льготников (по подсчетам Алексея Кудрина), отчаянно защищающих свои интересы на улицах, правящая партия решила противопоставить массовые акции студентов, бюджетников и других зависимых от начальства людей, которым интересы пенсионеров безразличны. Кто поверит в искренность участников этих акций? В следующий раз "Единая Россия" может с таким же успехом провести демонстрации работников почты, поддерживающих отмену бесплатных солдатских писем, или акции сексуальных меньшинств, поддерживающих отмену детских пособий. Правящая партия, о репутации которой можно не переживать, ничем не рискует - ни солдаты, ни дети протестовать не могут. Но в обществе подобные акции сеют подозрительность, недоверие и рознь, а именно с единством нации президент Владимир Путин связывал в сентябре безопасность России. Еще один довод и, может быть, самый важный сформулировал Президент: «По старой системе, сколько средств не направляй - все равно украдут...» Трудно не согласиться с этим! Но ведь украдут при любой системе, а из бюджета, или из кармана пенсионера - совершенно не важно. Определяется это главным принципом нашей власти, исключающем ее дееспособность, - полной безответственностью чиновников. Около 87% россиян считают, что высшие чиновники России делают, что хотят, не опасаясь какой-либо ответственности (ФОМ). А что они хотят, демонстрирует статистика - коррупция давно уже составляет половину ВВП и с каждым годом крепчает. В цивилизованном мире государство придерживается принципа, сформулированного более 2000 лет назад: "Семья Цезаря должна быть выше подозрений!" Вспомним Клинтона и Никсона, или в последние дни немолодой чиновник ООН уходит в отставку из-за дурной привычки гладить своих сотрудниц по спине, или министр финансов Франции, чья блестящая карьера оборвалась из-за государственных 14 тыс. евро в месяц, которые он тратил на свою квартиру, имея собственное жилье. Наша власть далека от подобных буржуазных предрассудков и общечеловеческая логика у нас не работает: каждый раз после скандальных провалов она озабочена не тем, чтобы избавиться от виновных, а как заставить их работать. Компетентные люди объясняли после Беслана, что если заменить руководителей силовых структур, то новым министрам полгода придется входить в курс дела, а надо бороться с терроризмом - они и борются. Этот же довод приведился при обсуждении в Думе возможности отставки Правительства. Дубровка, Беслан, Чечня, "монетизация льгот" - это не шашни с Моникой Левинской и не прослушивание телефонных разговоров штаба соперника, а кого из виновных не то чтобы судили, а просто отстранили от работы? Напротив, некоторые получили государственные награды. Важно заставить их работать! [6]. Главным при назначении губернаторов Глеб Павловский назвал политику: "...первое - это политическое доверие. Но хотелось бы и компетентности - вот с этим у нас не очень хорошо". С политикой тоже "не очень хорошо". Сколько бы часов сохранил свой пост генеральный прокурор в Париже, предложив легализовать взятие заложников в ходе антитеррористической борьбы и возврат упрощенной системе судопроизводства, или глава правящее партии в Германии, предложивший пересмотреть оценку заслуг Гитлера перед немецким народом? Почему, если мы возвращаемся к советским ценностям, разваливается политический наследник КПСС - КПРФ, а администрацией Президента способствует появлению ее националистического оппонента на левом фланге - блока "Родина". Так что политика здесь ни при чем. Преданность Президенту - главный и единственный принцип правящей партии, не ограниченный какими-либо политическими рамками. Если перевести на нормальный русский язык, то главный и единственный критерий выбора сподвижников - их личная преданность Президенту, а компетентность и деловые качества не важны. Так как провал на любом посту или скандальные "разоблачения" не ставят под сомнение личную преданность, в верхних эшелонах власти и тасуется засаленная колода валетов, назначенных тузами [7]. Поэтому даже сообщения в СМИ, что цены лекарств, закупаемых за счет федерального бюджета, в два раза превышают рыночные, что фирмы, близкие Михаилу Зурабову пользуются на этом рынке решающим преимуществом, не могут пошатнуть положения министра. Для Думы важнее заставить его работать. Ни сроки, ни потери пенсионеров во время этого обучения правящую партию не интересуют, так как действует она в интересах погрязшего в коррупции народа на Охотном ряду, и в Кремле. А остальное стадо надо стричь, и желательно стричь вместе со шкурой, потому что это безобразие долго продолжаться не может. Поэтому их не интересует ни образование, ни здравоохранения, ни наука, ни промышленность, ни дети, ни, тем более, пенсионеры. Студенты их интересуют только в качестве пушечного мяса. Поэтому все, что в других странах служит исключительным ресурсом развития - образованное население, природные ресурсы, благоприятные цены на нефть, высокий инвестиционный рейтинг, громадные стабилизационный фонд и золотой запас, у нас волшебным образом усугубляет тяжелое положение населения, а использование этих ресурсов может привести только к инфляции. Поэтому разрушается экономика, вымирает население, коррупция разваливает государство - Россия умирает [8]. По другому они не умеют, но согласны учиться... за наш счет. ___________________________________ 1. Злонамеренная амнезия - в Новосибирске, например, как и по всей стране, прошло более десятка митингов протеста и пикетов. Горсовет после круглого стола с участием губернатора и областных депутатов обратился к Президенту, Правительству и Федеральному собранию с протестом против монетизации льгот. В декабре нацболовцы, протестовавшие против этого закона в приемной у Михаила Зурабова, уже были осуждены на пять лет. Не было только актов самосозжения и терактов. Можно это назвать "молча"? 2. Перестройка системы социального обеспечения крайне необходима. Лабиринт десятков различных вариантов льгот, и прав на их получение, в которых могут разобраться только профессиональные юристы. Может кто-нибудь объяснить, почему федеральный список лекарств отличается от региональных, почему телефон оплачивается ветеранам труда, но этой льготы лишены труженники тыла? Почему, наконец, так заботясь о самостоятельности всех граждан России, авторы 122 закона героям Советского Союза, России и Социалистического труда оставили натуральные льготы? Есть какие-то сомнения в их дееспособности? Потому что они точно знают, что денежные выплпты не компенсируют отмененные льготы!) 3. Что для немца (англичанина, француза, японца...) уголовщина, для русского - манна небесная! Как по другому можно интерпретировать созданную Михаилом Зурабовым систему страхования договорных обязательств фармацевтических фирм, по некоторым оценкам увеличивающих стоимость лекарств в два раза. Как с медицинской точки зрения можно квалифицировать степень наивности или слабоумия, позволяющую поверить, что лицензию на такое «страхование» чисто случайно получила страховая компания, связанная с министром. А ведь Государственная Дума и премьер-министр Михаил Фрадков не отказали ему в доверии. 4. Может быть, пора перевести исключительно на коммерческую основу лечение людей старше 60-ти (а какой в них толк?), а в медицинской помощи неизлечимых больных использовать нацистский опыт лечения психиатрических заболеваний? 5. Империя страховых и фармацевтических компаний, созданная с участием Михаила Зурабова, сопровождает нас от зачатия до похорон ("Новая газета", 21.02.05). Так что забот, действительно, много. 6. М. Фрадков по этой модели дал полгода М. Зурабову, чтобы достичь состояние полной шизофрении - в его голове должны быть полностью истреблены связи между заботами министерства и его империи. 7. Грызлов, Зурабов, Матвиенко, Ноздратенко, Шаманов, Яковлев, … с одинаковым успехом занимали по два-три государственных поста иногда в совершенно разных сферах, ни разу публично не отчитавшись в своих достижениях. Похоже, что одиозная репутация служит пропуском в высшие эшелоны российской власти. 8. Последний диагноз поставлен академиком Робертом Нигматулиным ("Известия" 18.02.05).

Исходный текст

Александр Рудницкий